Студия графического дизайна
Юрка Гуцуляка

О студии Работы Пресс-центр Русский

Дизайн до мелочей


Журнал
«Новый маркетинг»
7/2010

«Потребители не анализируют визуальный ряд, они могут только сказать, нравится им дизайн в целом или нет. Работу, которая будет нравиться, создают тщательно продуманные детали».

Недавно в Роттердаме (Нидерланды) прошла European Design Conference 2010 – конференция, посвященная дизайну. На ней выступил с докладом и украинский дизайнер Юрко Гуцуляк. Организаторы конференции ежегодно выбирают 15 самых успешных и интересных дизайнеров из разных стран Европы, чтобы создать международную площадку для обмена новыми идеями и опытом. Своими впечатлениями о конференции, а также размышлениями о том, как делать хороший дизайн в Украине, Юрко Гуцуляк поделился с «Новым маркетингом».

Игорь Шевченко

«Новый маркетинг»: Каковы ваши впечатления от European Design Conference 2010? Какие новые тенденции в дизайне вы заметили?

Юрко Гуцуляк, арт-директор «Студии Юрка Гуцуляка»: Главная тенденция, которую я заметил в представленных на конференции работах, – межнациональная эклектика. Для реализации одного проекта приглашают людей из разных частей света: китайцев, голландцев, американцев, иранцев и т. д. У людей с разных континентов разное восприятие композиции, цвета, текста. Благодаря этому дизайнерские работы приобретают множество неожиданных деталей, каждая из которых привнесена тем или иным членом интернациональной команды. Причем популярность таких команд растет с каждым годом.

НМ: Программа конференции включала в себя посещение дизайн-студий Голландии. Как налажены взаимоотношения в тамошних творческих коллективах, отличаются ли они от украинских агентств?

Ю.Г.: Мне приходилось посещать дизайн-студии не только в Роттердаме. В прошлые годы я побывал в студиях Стокгольма и Цюриха. В этот раз самыми интересными оказались Studio Dumbar, Ping-pong Design и архитектурное агентство MVRDV. Рабочее пространство в западных офисах соответствует концепции open space. В противоположность западным редкие отечественные студии могут похвастаться офисом, представляющий собой концептуальное пространство для комфортной работы творческих сотрудников.

 

НМ: Как на Западе воспринимают работы восточноевропейских студий?

Ю.Г.: В прошлом году в разговоре с Беттиной Шульц, шеф-редактором журнала NOVUM, мы обсуждали восточноевропейский дизайн. Она сказала, что дизайнеры из постсоветских стран ей малоинтересны, поскольку не демонстрируют никаких новшеств. Чаще всего их работы представляют собой крайне неудачные копии западноевропейских оригиналов.
Уникальность восточноевропейского дизайна обусловлена главной проблемой отрасли в этом регионе – отсутствием академической базы. Практически нигде, кроме России, нет своей школы дизайна, в рамках которой могли бы развиваться поколения специалистов. Такая ситуация приводит к тому, что дизайнерам приходится изобретать велосипед, даже решая самые простые задачи. Конечно, большинство таких работ оказываются ни на что не годными. Однако в редких случаях отсутствие стандартов и ограничений, заданных академической школой, приводит к открытиям. Именно такие уникальные дизайнеры и создают имидж восточноевропейских студий в западных странах.

НМ: В украинском дизайне, как и в маркетинге, успешно работает множество специалистов, не имеющих специального образования. Какова роль академических знаний в этой профессии?

Ю.Г.: Академическая база нужна прежде всего для того, чтобы обеспечить стабильно высокий уровень дизайнерских проектов. Начав посещать студии в Западной Европе, я обратил внимание на то, что большинство из них не имеют в своем портфолио прорывных, революционных идей. Однако все их проекты выполнены на определенном уровне, ниже которого они не опускаются. Это обеспечивает множество примеров хорошего дизайна. В Украине и России ситуация противоположная: здесь есть работы откровенно плохие и изредка попадаются очень качественные, а среднего уровня нет.

НМ: Чем, на ваш взгляд, отличается подготовка творческих специалистов в Европе? Как эти отличия влияют на процесс создания дизайнерских проектов?

Ю.Г.: Украинские учебные заведения снабжают студентов набором классических приемов. Они представляют собой готовые решения художественных задач, которые были своевременными тогда, когда эти приемы создавались. Выпускники используют эти клише для решения современных задач, не задумываясь об актуальности таких решений. На Западе же студентов учат тому, что их профессия – непрерывный творческий поиск, потому им не мешают рамки классических стилей и форм. Приведу пример из собственной практики. Различные проекты часто требуют участия профессионального иллюстратора. Его задача – нарисовать отдельные элементы будущего изображения в соответствии с общей концепцией, заданной дизайнером. К примеру, центральным элементом упаковки яблочного сока должны быть сами фрукты, и иллюстратор получает задание нарисовать «сочное яблоко». В поисках такого специалиста я постоянно сталкиваюсь с выпускниками украинских вузов. Получить результат от них можно, только дав им четкие инструкции, а еще лучше – эскизы или фотографии, которые надо перерисовать в заданной технике. Кроме того, такие сотрудники часто оказываются негибкими на этапе доработки иллюстраций, не желают воспринимать замечания. Таким образом, творческое сотрудничество превращается в механический процесс. Иллюстраторы в западных странах, наоборот, стараются найти собственные техники исполнения или нестандартно комбинировать классические, а также охотно пересматривают эскизы, чтобы прийти к решению, которое устроит все стороны.

НМ: Насколько весома для вас творческая составляющая проекта? Бывает ли так, что работа вам неинтересна?

Ю.Г.: Графический дизайн часто называют коммуникационным. То есть функция любого дизайнерского продукта – донесение сообщения до представителей целевой аудитории. По образованию я экономист, поэтому начинаю работу над проектом с вопроса о том, как с помощью дизайна решить коммерческие задачи компании. Часто заказчики убеждены, что задача дизайна – всего лишь красиво оформить креативную идею. Однако это не так, результат работы дизайнера может быть далек от традиционного понимания прекрасного. Главное, чтобы изображение решало конкретную коммерческую задачу.

НМ: Приходилось ли вам сталкиваться с убеждением, что украинский потребитель не готов к нестандартным креативным решениям? Согласны ли вы с этой мыслью?

Ю.Г.: Многие заказчики, с которыми мне доводилось сотрудничать, после первой презентации говорили, что представленные идеи очень хороши, но необходимо более примитивное решение, что объясняется низким уровнем развития потребительского сознания украинцев. Я считаю такой подход в корне неправильным, хотя бы по той простой причине, что мы все – украинские потребители. Отечественные специалисты, боясь остаться непонятыми, предпочитают излагать свои идеи прямо и исчерпывающе. А это больше напоминает инструкцию, чем коммуникацию. Именно поэтому я сопровождаю презентацию каждой идеи детальным анализом разработанного решения. Объясняю, почему выбрал эту идею, как, в какой среде и в какое время она должна быть реализована, чтобы дать конкретный результат. Представляя следующую концепцию, рассказываю, чем она отличается от предыдущей,каковы ее сильные и слабые стороны. Если представитель заказчика воспринимает дизайнера как специалиста и готов положиться на его профессионализм, совместная работа становится продуктивной, а результат, скорее всего, удовлетворит обе стороны. Следует отметить, что такой подход к сотрудничеству свойственен первым лицам компании. Однако часто происходит по-другому. Например, менеджеры среднего звена не решаются брать на себя ответственность за смелые творческие проекты. Они не мотивированы принимать финальные решения, опасаются конфронтации с руководством и стремятся представить концепции, которые будут утверждены с первого раза. К сожалению, такая коммуникация, скорее всего, окажется неэффективной.

НМ: Как заказчику найти общий язык с дизайнером? Каков ваш идеальный клиент?

Ю.Г.: Идеальный клиент может четко объяснить стратегию своего бизнеса и то, как текущая задача должна быть решена в рамках этой стратегии. Такой клиент не поленится заполнить бриф. Часто отечественные заказчики сами делают наброски, что, с моей точки зрения, нельзя назвать правильным подходом к сотрудничеству. Не нужно говорить дизайнеру, что ему рисовать, лучше сформулировать проблему, которую необходимо решить с помощью данного проекта. А задача дизайнера – представить варианты решения проблемы средствами графического дизайна.

НМ: Существует ли в дизайне мода на стили? Стоит ли дизайнерам отслеживать эти тенденции?

Ю.Г.: Есть даже компании, которые пытаются анализировать моду на стили в графическом дизайне, чтобы потом представлять отчеты об актуальных трендах. Некоторые дизайнеры используют такие отчеты в своей работе. Я стараюсь подходить к этому вопросу с практической точки зрения. Например, работая над логотипом, спрашиваю заказчика, как долго он намерен использовать это изображение. Если ближайший ребрендинг планируется не раньше чем через пять лет, нет смысла оформлять логотип в ультраактуальном стиле. Если же речь идет о рекламном макете для коллекции одежды, которая должна быть распродана в течение полугода, обращение к актуальным тенденциям вполне оправданно.

НМ: В своих интервью вы часто делаете акцент на деталях того или иного решения. Какие элементы дизайна требуют особого внимания и как они влияют на качество?

Ю.Г.: На конференции я показывал «Топающий календарь», который был разработан для Huggies. На нем фоновые орнаменты изображают цветочки, уточек, мишек, зайчиков и прочие элементы, так или иначе связанные с малышами. Я показал каждую из этих иконок в увеличенном виде и рассказал о принципе ее построения. После доклада ко мне подходили слушатели и говорили, что уже одни эти иконки представляют собой самодостаточный, законченный проект. В календаре 12 страниц, соответствующих 12 месяцам, и на каждой странице использовано по две иконки. Потребители не задумываются об этом, для них это всего лишь фон, но у них формируется положительное отношение и интуитивное понимание качественного продукта. А вот другой пример из той же сферы. Когда календарь ставится в вертикальное положение, необходимо проконтролировать, насколько проседает пружина под весом страниц. Если расстояние от нижнего края страниц до логотипа окажется слишком маленьким, последний будет восприниматься некорректно. Потребители не анализируют визуальный ряд, они могут только сказать, нравится им дизайн в целом или нет. Работу, которая будет нравиться, создают тщательно продуманные детали. Этим принципом руководствуются все профессиональные дизайнеры. Я бы не советовал заказчикам отказываться от авторского надзора в процессе производства. В большинстве случаев он необходим, чтобы изменить или доработать некоторые детали проекта в соответствии с выбранной технологией производства. Иногда экономия на авторском надзоре приводит к тому, что на выходе получается продукт, абсолютно не соответствующий заданным параметрам. И заказчику приходится нести незапланированные расходы, чтобы переделать весь тираж.

НМ: Как вы повышаете свой профессиональный уровень?

Ю.Г.: В первую очередь я регулярно просматриваю печатную продукцию, которую мне присылают различные издательства. Очень интересны журналы, изданные в Китае: подчас даже качество печати и подбор материалов в них лучше, чем в аналогичных американских СМИ. В Америке компоновка большой книги о дизайне занимает около двух лет, и к моменту выхода контент издания может оказаться неактуальным. В Китае аналогичный процесс занимает два-три месяца, потому в здешних журналах всегда можно найти свежие работы. Другой источник самосовершенствования для меня – анализ собственных работ. Причем не только на этапе создания. Часто я возвращаюсь к проектам, которые давно были закрыты. Мне удалось избавиться от влюбленности в свои работы, что позволяет мне давать достаточно объективные оценки.

НМ: Каковы ваши планы, связанные с развитием студии?

Ю.Г.: За последние два года я потратил массу времени на участие в конкурсах в качестве члена жюри, участие в конференциях в качестве докладчика, проведение мастер-классов и т. д. Конечно, это не потерянное время, мне удалось расширить круг профессионального общения, узнать много нового. Я накопил достаточно материала для анализа и сейчас планирую уменьшить свою активность в качестве приглашенного эксперта. Хочу посвятить большую часть времени своей непосредственной работе. Возможно, вернусь к докризисным планам и наконец увеличу штат студии.



Читайте следующую статью:
Статьи / Упаковка для Вавилонской башни

PDF Портфолио

Скачать




Студия графического дизайна Юрка Гуцуляка Вы можете позвонить нам

+38 067 664 88 24